Мама, с самолета игрушки падают!

Мама, с самолета игрушки падают!
На фото: Алла Денисовна Игнатьева.
Шестилетняя Аллочка с интересом смотрела в окно вагона. Поезд дернулся и медленно двинулся вдоль перрона. Девочке казалось, что это не поезд едет, а деревья, кусты, столбы и большой симферопольский вокзал из красного кирпича медленно проходят мимо поезда…
Денис Федотович Стадник (слева) с супругой и другом.
Денис Федотович Стадник (слева) с супругой и другом.

…Поезд набирал скорость, деревья, вокзал бежали навстречу все быстрее… И вдруг в небе появились маленькие самолетики, как игрушечные, на ярко-голубом фоне их было отлично видно. А потом раздался страшный вой и грохот. Аллочка поверить не могла, что такие маленькие самолетики могут издавать такой шум. Самолеты приближались и становились все больше, а потом произошло чудо… “Мама, смотри, с самолета игрушки падают!”
Ответить мама не успела: несколько “игрушек” упало на быстро-быстро убегающий вокзал, все вдруг вспыхнуло, загремело, исчезло за клубами дыма, лишь в разные стороны полетели кирпичи и почему-то целая оконная рама…
Так запомнились Алле Денисовне Игнатьевой первые военные дни. Начало Великой Отечественной застало семью Стадник в украинской деревне, где Денис Федотович и его супруга Ефросинья Александровна с дочкой Аллочкой и сыном Володей отдыхали у бабушки. Отца-офицера срочно вызвали в Симферополь, к месту службы. Вслед за ним поехала и супруга с детьми. Но и из Симферополя нужно было срочно уезжать — город был под угрозой оккупации. Старшего лейтенанта Стадника, отца Аллы, отправили на Урал обучать танкистов перед отправкой на фронт. Туда же была эвакуирована и его семья.
…Поезд шел среди полей. Вокруг было красиво. Но вдруг состав дернулся, резко увеличил скорость и буквально полетел к темнеющему впереди лесу. А в небе вновь появились самолетики, с которых полетели “игрушки”. “Мама, опять игрушки кидают”, — воскликнула Аллочка. “Да бомбы это, бомбы, а не игрушки”, — с внезапным отчаянием закричала мать… В лесу поезд остановился, и всем было велено быстро бежать в лес. Аллочка с трудом успевала за мамой, которая несла на руках братишку. Спрятались под какими-то кустами. Когда грохот утих, а самолеты исчезли, медленно пошли обратно. На полянке сидел мальчик и теребил за кофту молодую женщину: “Мама, пойдем, хватит спать, пойдем уже в поезд”. Но женщина не вставала. Мальчика забрали другие пассажиры, а его мама так и осталась там, в лесу, где-то между Крымом и Уралом…
До Урала ехали долго, точнее, стояли дольше, чем ехали — надо было пропустить воинские эшелоны, составы с ранеными… Да мало ли препятствий на военных дорогах. Для шестилетней девочки эта дорога из одной жизни в другую сама по себе была уже целой жизнью, из которой сегодня в памяти сохранились лишь эпизоды.

Денис Федотович Стадник на службе.
Денис Федотович Стадник на службе.

…Подъезжали к Уралу. Уже давно не бомбили, и Аллочка все ждала, когда же они приедут, наконец, к папе. На станции людей, ехавших в эвакуацию, пересаживали из одного поезда в другой, в “телячьи” вагоны, или теплушки. Предстояло перегрузить много вещей. На площадке вагона стояли двое мужчин. Один принимал у новых пассажиров вещи и должен был забрасывать их в вагон. Но туда попадало не все. Самые привлекательные тюки и чемоданы грузчик передавал напарнику, а тот скидывал на другую сторону вагона. Грузились в спешке, поезд вот-вот должен был тронуться, а потому разбираться и скандалить никто не решался. Однако, увидев, как исчезает за вагоном их скудный скарб, Ефросинья Александровна не выдержала: “Да кого же вы грабите-то, изверги! Детей? Сирот?” После этих слов Аллочка почувствовала, как ее, стоящую на площадке вагона, буквально выбросили на перрон. Поезд уже начал движение. Аллочка стояла на платформе и кричала, глядя на проплывающую мимо фигуру матери с братиком на руках. И вновь какая-то сила оторвала ее от земли и подняла в воздух. Девочка оглянулась и увидела мужчину в черной форме. Как пушинку, он забросил ее в вагон, и она бросилась в объятия матери. Очень долго Алла Денисовна была уверена, что ее спаситель — железнодорожник. Оказалось — моряк. Эшелон матросов, едущих на фронт, стоял на соседних путях. После этого случая Алла заикалась несколько лет.
Больше года семья Стадник жила на Урале. Отец пропадал на учебной базе, а быт тянула на себе мама. Родился еще один братик — Эдик. А вскоре отец вернулся домой и сообщил: “Нас отправляют в Сталинград”. К городу на Волге в это время было приковано внимание всех советских людей, о героях уже тогда ходили легенды, и также хорошо все знали: вернуться оттуда живым почти невозможно. Поэтому несложно понять, почему Ефросинья Александровна плакала навзрыд несколько дней, узнав, куда направляют ее мужа. Провожать отца пошли всей семьей. За несколько минут до отхода поезда его вызвали куда-то. Вернулся Денис Федотович, когда состав уже начал движение. Мать, расстроенная — даже попрощаться не успели по-людски — подтолкнула мужа: “Иди, не успеешь”. А он не пошел. Эшелон уехал без старшего лейтенанта Стадника. Оказалось, приказ о его переводе под Сталинград отменили. Чтобы через короткое время направить офицера в блокадный Ленинград. Туда же поехала и Ефросинья Александровна с тремя детьми — вместе так вместе.

Алла Денисовна с детьми.
Алла Денисовна с детьми.

В то время блокада была уже прорвана, но еще не снята. Уже не было таких жестоких обстрелов и еще более жестокого голода, но говорить о простой жизни не приходилось. Алла хорошо запомнила стоящую на улицах и во дворах военную технику, ее часто использовали для своих игр мальчишки. По улицам ходили солдаты и носили аэростаты, которые в народе именовали “колбасой”.
…Алла открыла дверку и обомлела: в буфете, рядом с тарелкой сидела большая черно-белая кошка. Девочка протянула руку — погладить, кошка метнулась из буфета и в мгновение ока исчезла под столом. Аллочке повезло: за кошку она приняла черно-белую огромную крысу, которая предпочла скрыться. А могла и напасть. Такие случаи, к несчастью, бывали. Привыкшие есть трупы крысы нередко кусали детей. У соседского младенца, которого мать оставила на минуту одного, отгрызли нос.
День Победы они тоже встретили в Ленинграде. Отцу в честь праздника выдали конфеты, которые он принес домой. Всей семьей, с соседями слушали речь Сталина по радио. Не интересно было только маленькому Эдику, и он постоянно хныкал. Заставить его замолчать могли только конфеты. Когда выступление закончилось, оказалось, что все сладости достались малышу. Но огорчаться в такой день было невозможно. Залпы орудий, толпы людей на улице, объятия незнакомых людей и слезы отца. Таким запомнила великий праздник десятилетняя Алла.
Потом они вернулись на Украину, отец демобилизовался, началась мирная жизнь. Алла закончила школу, затем педучилище и поехала на целину, в Казахстан. Там встретила свою судьбу — Николая. С мужем они воспитали шестерых детей. Сейчас Алла Денисовна гостит у дочери на Украине. Когда дети выросли и “оперились”, потянуло на малую родину, захотелось вновь взглянуть на родные места… “А здесь все уже не так, — печально признается Алла Денисовна, — совсем не так… А главное, снова мира нет. Что же мы за люди-то? Такую войну пережили, такую страну отстояли! Нам этот мир как зеницу ока беречь надо! А войну всегда помнить… нельзя такое забывать, нельзя…”

Народный

Поделиться записью

Комментировать запись