ГлавнаяКультура и спорт

От Твери до Пскова — ближе, чем кажется

От Твери до Пскова — ближе, чем кажется
Нравится Нравится Tweet Pin it Share Email

Помните, в фильме “Елки” есть такие слова “все люди связаны между собой через шесть рукопожатий”? Мне кажется, это правда. И не только в отношении людей. Города от Дальнего Востока до Калининграда тоже связаны между собой. Какие-то — современностью, а какие-то — через несколько поколений, с глубины веков…

Когда мы собирались во Псков, ни о какой “междугородней” связи я и не думала. Это было осуществление очередной мечты: познакомиться со Псковом, увидеть достопримечательности, а главное — побывать во Псково-Печорском Свято-Успенском монастыре и в Пушкинских горах. Получилось все — на то они мечты, чтобы сбываться. Но обо всем по порядку.

Псков — город древний. Основан чуть позже Великого Новгорода (859 год), в 903 году, и не кем-нибудь, а самой княгиней Ольгой, первой крещеной правительницей Руси. Псков часто называют младшим братом Новгорода. Но братья эти очень разные. Изящный, образованный, утонченный, чуть высокомерный, безусловно прекрасный, гордый Господин Великий Новгород и суровый, простой, бесстрашный воин, сильный, гордый и невероятно красивый в своей суровой простоте Псков. Да, Псков — город-воин испокон веков.От Твери до Пскова - ближе, чем кажетсяА все потому, что расположен он в излучине двух рек — Великой и Псковы, совсем близко от границы государства Российского (и в древние времена так было). Место одновременно очень выгодное — и вода, и торговать удобно, и все пути-дороги открыты, и в то же время опасное — потому что претендентов на него множество, и все враги с запада на Русь через Псков нападали. Вот и приходилось псковичам всю жизнь воевать. Как сказала одна из экскурсоводов, войны на псковской земле были каждые три года.

Тогда-то и появилась связь между Псковом и нашей Тверью.

Началась она с первого князя Тверского Ярослава Ярославича. Ярослав Ярославич был из младших сыновей князя Ярослава Всеволодовича, примерно седьмым по счету Потом Ярославу Ярославичу дали в удел маленькую, так сказать “провинциальную”, Тверь… тогда еще никто не мог себе представить, какую мощь приобретет через несколько десятилетий этот затерянный в лесах и междуречьях городишко…

О пребывании Ярослава в Твери в годы его юности сохранилась легенда под названием “О Тверском отроче монастыре”. Она рассказывает, что однажды отрок по имени Григорий, человек весьма приближенный к Ярославу Ярославичу, был отправлен князем по селам с поручением. И в селе Едимоново встретил невероятной красоты девушку по имени Ксения. Григорий влюбился без памяти и тут же сделал ей предложение. Девушка же не стала сопротивляться, лишь сказала, что все будет так, как Богу угодно. Так и получилось. Через несколько дней в село приехал князь и тоже влюбился в Ксению. И она предпочла его. А отрок Григорий ушел в лес и несколько лет жил отшельником, а затем по велению Богородицы основал монастырь, названный в честь него — Отрочь монастырь. Это, конечно, красивая легенда, но Отрочь монастырь в Твери действительно существует, и сопровождает его именно эта легенда.

Словенские ключи.
Словенские ключи.

На настоящей, не легендарной Ксении Ярослав женился во время своего пребывания в русских северных пределах, она была дочерью новгородского боярина Юрия Михайловича. После разгрома во Владимире в 1264 году какое-то время князь Ярослав Ярославич скрывался в Ладоге, а затем псковичи позвали его к себе князем. По другой версии, выгнанный татарами из Владимира, он сам пришел с семейством своим и с Боярами во Псков и был принят на княжение. Позднее, по приглашению новгородцев, перешел он к ним, удерживая за собою вместе и Псков, куда он часто приезжал. Как бы то ни было, Тверской князь Ярослав Ярославич был и псковским князем.

А продолжил связь городов не кто-нибудь, а сам Александр Невский. Собственно, именно Александр Ярославич стал первым тверским князем. В конце 1230 годов великий князь Владимирский Ярослав Всеволодович выделил из состава Переяславского (Залесского) княжества земли “в удел” своему старшему сыну Александру (тогда еще не Невскому). Центром удельного княжества стала Тверь. Это только версия, и не все историки с ней согласны. Есть мнение, что первым тверским князем был Ярослав Ярославич, а Александр сразу отправился в Новгород.

Как бы то ни было, с тверской землей Александр Невский связан прочными узами. Его мать родилась в Торопце. В исторической части этого городка, на Красном валу, растет дуб, заботливо огороженный кованой металлической решеткой. Рядом с деревом имеется надпись, сообщающая, что сей дуб есть семя от семени того самого дуба, который был посажен великим князем Александром Невским в год его венчания в Торопце — 1239. Да, Александр Ярославич венчался здесь, в древнем городе Тверского княжества. Считается, что бракосочетание будущего святого с дочерью полоцкого князя Александрой состоялось в Торопце по настоянию матери Александра Невского, старшей дочери торопецкого князя Мстислава Удатного. Торопчане очень гордятся этим событием, однако никто доподлинно не знает, в какой именно церкви произошло венчание.

А события, связавшие Александра Невского со Псковом, хранятся в народной памяти уже почти восемь столетий. Зимой 1242 года началась война с немецкими рыцарями, гордо заявлявшими, что “подчинят себе весь славянский народ”. Главной задачей врагов было уничтожение православной веры, обращение русского народа в католическую веру. Князь Александр, выступив в поход, освободил Псков, а весной 1242 года дал Тевтонскому ордену решительное сражение на льду Чудского озера. Была страшная сеча, стоял громкий треск от ломающихся копий и мечей. Не было видно льда озера, ибо он покрылся кровью.

В память об этой победе на южной стене псковского Кремля висит огромный прямоугольный щит. На нем изображена псковская крепость и отчеканены слова: “Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет”. Многие наши современники уверены, что эти слова принадлежат Александру Невскому. Конечно, слова замечательные. Но произнес их не Невский, а артист Николай Черкасов в кинофильме “Александр Невский”. После битвы на Чудском озере Александр Невский произнес другие слова: “О, псковитяне! Если забудете Александра, если самые отдаленные потомки мои не найдут у вас верного пристанища в злополучьи, то вы будете примером неблагодарности”.

Выполняя наказ Александра Невского, псковичи не раз призывали на помощь и помогали его потомкам в разные годы. Брат Невского — Андрей в 1252 году скрывался от врагов некоторое время во Пскове. В последующие годы находили пристанище во Пскове сыновья Невского: Василий и Дмитрий, внук Юрий. Внучка Александра Невского Ма-рия была женой псковского князя Довмонта.

Кусачие лебеди.
Кусачие лебеди.

Но, наверное, самую большую услугу псковичи оказали Александру Михайловичу, сыну небесного покровителя Твери, святого благоверного князя Михаила Тверского, внучатому племяннику Александра Невского. Вот, как говорит об этом летопись: “Великий Князь Тверской от гонения Татар переселился со всем домом во Псков с 1227 года и принят будучи Псковичами на княжение, управлял ими до 1330 года. Но когда Татарский Хан Узбек через Русских Князей потребовал выдачи его себе, а Великий Князь Московский с другими Князьями для поимки его хотели идти войной на Псков и через Митрополита объявили Псковичам даже проклятие, то Псковичи, несмотря и на cиe, не выдали его, а отпустили в Литву, оставив у себя Княгиню его, но через полтора года опять вызвали по Псков, где он и пребывал до 1337 года, не взирая на вторичное требование его русскими Князьями. Потом поехал в Орду и, принят будучи Ханом милостиво, отпущен в Тверь; но во вторую поездку 1339 года там убит”.

Так и связаны наши города одной нитью испокон веков. И не только русскими князьями. Впрочем, об этом чуть позже.

Многогранна, насыщенна и переполнена событиями история Пскова. Рассказывать об этом городе можно часами. Что с удовольствием делают и экскурсоводы, и жители города. Я же пересказывать вам историю Пскова не буду — в интернете полно информации — интересной и не очень.
Лучше вернусь в день сегодняшний, к своему путешествию, и расскажу с точки зрения туриста о достопримечательностях древнего города.

Для начала о самом городе. Интересен здесь, как и во всех древних городах, в первую очередь исторический центр. Во Пскове это Кремль — Кром. Как я уже говорила, очень мощный, с толстенными стенами и укрепленными башнями и без всяких там финтифлюшек-завитушек. Сразу видно, построен для защиты от врагов. Расположен в красивейшем месте — между реками Великой и Псковой (с ударением на 2 слог). На территории обнаружены фундаменты 10 церквей, между тем как территория невелика. На кремлевской стене композиция, посвященная победе Александра Невского на Чудском озере. А над входными воротами икона Святой Троицы. Псков называют “домом святой Троицы”. Считается, что на месте, где сейчас находится Кремль, а точнее, кафедральный собор города Пскова, княгиня Ольга увидела три сходящиеся солнечных луча и повелела заложить в этом месте церковь и освятить в честь Святой Троицы. Так все было сделано. С этой деревянной церковки и началось строительство Пскова. А Святая Троица с тех пор считается покровительницей города. Церковь перестраивали четыре раза. Сейчас это каменный собор, очень внушительный и внутри, и снаружи. Здесь хранятся мощи четырех псковских святых, защитников города и частичка мощей Александра Невского, несколько чудотворных икон.

Все псковские старинные храмы и церкви отличает аскетичность снаружи и внутри. Минимум украшений, белые стены. Внутри никаких росписей, мозаик и прочего, что отличает многие православные храмы. Внутри царит полумрак из-за очень узких и маленьких окошек, которые выполняли функцию бойниц во время многочисленных войн. В большинстве церквей есть просторные подвалы. Не знаю, как они используются сейчас, но раньше в них хранили оружие. Да, здесь храмы строили не только для общения с Господом, но и для защиты. И нередко им приходилось выполнять функцию крепостей, а не обители мира. Более 10 псковских храмов XII-XIII веков являются частью всемирного наследия Юнеско и находятся под защитой государства.

Россия начинается здесь.
Россия начинается здесь.

Интересно, что псковский Кром — это первая, самая древняя и самая короткая линия крепостных стен. А всего таких линий обороны — крепостных стен — было пять. Сохранились не все. Но, гуляя по городу, то тут, то там встречаешь древние стены. Где-то они отреставрированы, где-то — в первозданном полуразрушенном виде, где-то используются в коммерческих целях. Например, на одном из участков стены располагается кафе “Старая крепость”.
Очень многое в городе посвящено княгине Ольге. Это неудивительно, ведь ее считают основательницей Пскова.

Вообще, здесь есть что посмотреть, интересных мест великое множество. И атмосфера здесь особенная. Несмотря на то, что 95% достопримечательностей и культурных ценностей в городе уничтожили фашисты во время Великой Отечественной войны, город буквально пропитан энергетикой времени. Такие вещи с трудом поддаются словесным описаниям, но многие, наверное, чувствовали это. Мне, например, очень сложно почувствовать энергетику места, напитаться ею при большом скоплении людей. Так было на Валааме, где бесконечный поток туристов — сплошная суета и мелькание. То же самое помню в Переславле-Залесском и Суздале. Но бывают места, где ни людской поток, ни шум, ни движение не мешают проникнуться силой и энергией. Может быть, это зависит от того, насколько это место “твое”. Так вот Псков, похоже, “мое” место. Энергия буквально бьет из-под земли и наполняет, наполняет. Возникает ощущение, что бывал в этих местах не единожды и все они тебе знакомы и близки. И энергетика здесь тревожная и какая-то неровная, что ли. Даже в церкви, которая, казалось бы, средоточие мира и гармонии. Видимо, бесконечные вековые войны сказались на характере города и его жителей.

— Да, у нас, псковичей, характер непростой, — сказала нам экскурсовод Юлия. — Мы и задиристые, и бесшабашные, и вредные, но зато бесстрашные и никогда не отступаем перед трудностями и опасностями. Недаром псковичи всегда считались отличными воинами. Помните, в фильме “Рожденная революцией”: “Мы псковские, мы прорвемся”?

Не могу сказать, что я с ней согласна, хотя Юлия характер своих земляков, конечно, знает лучше. Нам ни задиристых, ни вредных псковичей не встретилось. Напротив, с первых минут пребывания в городе мы отметили приветливость и доброжелательность жителей.

Зато всеми качествами, которые перечислила экскурсовод, обладают… лебеди. Удивила? Неудивительно. Мы ведь привыкли, что лебеди — птицы, олицетворяющие красоту, чистоту, невинность, кротость, верность…

А история такова. Есть недалеко от Изборска, это километрах в пятидесяти от Пскова, Лебединое озеро. Вообще, озеро называется Городищенское, но кажется, об этом все потихоньку забывают. Несколько лет назад на этом озере остановились передохнуть белые лебеди. Да так и остались. Потом к ним присоединились товарищи, родились дети… Теперь несколько пар лебедей живут на озере постоянно, остальные мигрируют. Говорят, весной и осенью здесь насчитывают до 40 пар птиц. Жизнь у лебедушек привольная и сытая. Круглогодично сюда приезжают туристы и непременно привозят крылатым угощение. Поэтому птички толстые и весьма ленивые. Вместе с лебедями пасутся утки, которым тоже хорошо перепадает от туристических щедрот. И все это крякающее и гогочущее откормленное стадо строго следит, чтобы туристы не отлынивали от своих обязанностей и давали пернатым побольше вкусняшек. Люди их интересуют только как источник пропитания, причем если этот источник не торопится птичек покормить, они напомнят о себе весьма настойчиво. Могут и цапнуть. Меня один ущипнул, хорошо, за перчатку.

Но это они на суше такие, а когда плывут по глади озера, вновь становясь романтично-кроткими, зрелище фантастически прекрасное.

Но не только чтобы полюбоваться лебедями приезжают сюда туристы. Прямо около Городищенско-Лебединого озера бьют ключи, называемые Словенскими. Из скалы бьют 12 ключей — 12 апостолов. Есть легенда, что вода из каждого ключа “отвечает” за какое-то конкретное благо. Попьешь из первого — здоровым станешь, из второго — разбогатеешь и так далее. Только вот незадача — никто не знает, какой именно ключ в каком именно вопросе помогает. Приходится туристам пить ключевую водицу из всех 12 источников — хочется же всего и побольше! Но даже если вы далеки от таких суеверий, побывать на словенских ключах стоит — очень живописное место! Источники, повторюсь, бьют из скалы, что само по себе для Псковщины уникально — местность здесь равнинная. По словам экскурсовода, настолько равнинная, что каждый холм для псковичей — гора. И таких гор немало. Например, гора Соколиха, на которой стоит памятник Александру Невскому с войском, Пушкинские горы.

А вот в районе Изборска местность холмистая, с глубокими оврагами и крутыми подъемами — даже вот скала есть. Осенью, в разноцветье листвы, без преувеличения ласкает взор. А еще здесь очень спокойно, хочется замереть и слушать тишину, нарушаемую лишь плеском воды из источников и тихим клекотом птиц на берегу. Нам хватило пары минут, чтобы проникнуться магией этого уголка. И если честно, больше у нас и не было. Туристические группы непрерывно сменяют одна другую и производят шум, многократно превосходящий все остальные звуки вместе взятые. По этой же причине сфотографироваться на фоне природы — редкостная удача. В основном, “на фоне туристов на фоне природы” получается.

Что касается Изборской крепости, которая находится в шаговой доступности от Словенских родников и также была частью нашего маршрута, то, если честно, не сильно впечатлила. Сразу оговорюсь — это только личное мнение, ни в коем случае не претендующее на истину в последней инстанции. И тут необходимо пояс-нить. Крепость недавно отреставрирована, внутри все очень аккуратно, ухоженно, есть смотровая площадка на башне, можно пройтись по стенам крепости (кстати, в Изборске и в псковском Кроме это абсолютно бесплатно, в отличие от, например, Новгородского кремля, где за экскурсию по стенам придется заплатить). История этой крепости также весьма захватывающа (пересказывать не буду). Но если вы уже побывали в Кремле псковском, вряд ли Изборская крепость вас удивит. Внешне она очень похожа на Кром, только намного меньше. Имейте в виду — это точка зрения туриста-обывателя, за которую специалисты и знатоки могут совершенно обоснованно заклеймить меня позором. Кстати, здесь есть старинный подземный ход. Во время многочисленных войн и осад воины крепости пользовались им, чтобы послать гонца во Псков с сообщением о нападении, за водой ходили… Сейчас этот ход глухой, но в него можно спуститься, пройти по древнему проходу, ощутить себя средневековым воином. Но помните: ход не освещен, там сыро, мокро, скользко и очень неуютно.

А сейчас хочу рассказать еще об одной ниточке, связавшей Тверь и Псков через несколько веков после княжения Александра Невского. Эта ниточка — солнце русской поэзии — Александр Сергеевич Пушкин. Конечно, вы можете сказать, что все за уши притянуто, мол, какие города и веси не связаны между собой именем Александра Сергеевича. Все это так. Но подождите чуть-чуть, я сейчас поясню.

Парк в Тригорском.
Парк в Тригорском.

Когда мы говорим о Пушкине, практически всегда речь заходит и об Анне Керн, которой поэт был серьезно увлечен. А судьба Анны Петровны неразрывно связана с Тверской губернией. Здесь жили ее дедушка и бабушка, у которых воспитывалась юная Анна, здесь она провела свое детство. Здесь же завершился ее земной путь — могила Анны Керн находится на погосте Прутня Торжокского района. Александр Сергеевич также неоднократно бывал в Торжке, в основном проездом: “На досуге отобедай у Пожарского в Торжке, жареных котлет отведай…”, — писал поэт, дав название знаменитым сегодня на всю Россию пожарским котлетам.

Но вернемся к Анне Керн. Впервые Пушкин и Анна встретились в Петербурге, но развитие их отношения получили в Псковской губернии, в селах Тригорское и Михаловское, где поэт отбывал ссылку.

Анна Петровна приезжала в Тригорское в гости к тетушке, Прасковье Федоровне Осиповой-Вульф, владелице этого села. Здесь же практически ежедневно бывал и Александр Сергеевич. Он дружил с сыном Прасковьи Федоровны, а ее дочери стали прототипами Татьяны и Ольги в романе “Евгений Онегин”. Анна Керн бывала и в Михайловском, родовом гнезде Пушкиных, где жил тогда поэт. В честь нее липовая аллея Михайловского сада, где они гуляли с Пушкиным, носит название аллея Керн.

Фамилией Вульф Прасковья Федоровна обязана первому супругу, Николаю Ивановичу, владельцу усадьбы Берново Тверской губернии, где неоднократно гостили и Анна Петровна Керн, и Александр Сергеевич Пушкин. Место это он очень любил и приезжал сюда с удовольствием.
Вот такая трогательная дружба поэта с семейством Вульф на территории двух губерний.

Говорят, в Пушкинских горах — селах Михайловском, Покровском и Тригорском — пушкинская эпоха, его настроение, характер, чувствуются как нигде. Побывав в этих местах, совершенно по-другому начинаешь понимать гениальные произведения поэта. Могла ли я это упустить? Ну, разумеется, нет. Поездка в Пушкинские горы была одной из главных целей псковского путешествия. И стала самой “разочаровательной” его частью.

Девяносто процентов экскурсии зависит от экскурсовода, — с этим утверждением я согласна на сто процентов. Уж, казалось бы, жизнь и творчество Пушкина интересны настолько, что как ни рассказывай, получится хорошо. Нет. Можно и испортить. Нашим экскурсоводом была дама сильно постбальзаковского возраста, которая пользовалась знаниями и сведениями, актуальными и интересными в ее далекой молодости. Манера изложения — лекция, причем не современного формата, а того, советско-нудно-усыпляющего. Два часа, пока ехали до Тригорского, челюсти постоянно сводило от скуки, обиды и желания зевнуть (а лучше уснуть). Молодежь не вылезала из гаджетов. Хотя, что это я? Все не вылезали из гаджетов. Вот здесь я и поняла, почему школьники считают, что Пушкин — это скучно.

Тот самый дуб, который у Лукоморья.
Тот самый дуб, который у Лукоморья.

К Тригорскому подъехали в настроении лермонтовского “и скучно, и грустно”. Пробежались по аллеям Тригорского парка к домику Вульфов под бодрое: “Ходим только по дорожкам, на газоны наступать нельзя, вы испортите ландшафт, здесь все бесценно”. У одноэтажного деревянного здания нас поделили на две группы: одна должна была идти с нашим экскурсоводом, а другую доверили местному. Все хотели к местному, что неудивительно. Нам повезло — мы попали в его группу. Точнее, мы думали, что нам повезло. Но когда дядечка с дефектами речи начал в очень быстром темпе что-то рассказывать, мы обомлели. При этом предложения он использовал такие длиннющие, что к концу фразы мы забывали ее начало. Экскурсию по всему музею он провел за 15 минут, а затем энергично указал нам на выход и исчез. Оказавшись на крыльце, я поймала себя на мысли: “А наша-то получше будет, хоть не шепелявит и не торопится никуда. Хотя…”

Только, пожалуйста, дорогие читатели, не думайте, что я злюка или не ценю чужую работу. Очень ценю. Но, как правило, люди путешествуют по тем местам, которые давно хотели увидеть, о которых мечтали, которыми грезили. И ждут от такого путешествия эмоций, погружения в эпоху, вдохновения… Надеюсь, вы понимаете, о чем я! А вместо этого — заученные, скучные, равнодушные фразы, самая ужасная из которых “Все вопросы после, у нас время ограничено, я должна успеть рассказать”. Я помню, в школе у сына учительница говорила: “У меня совершенно нет времени объяснять одну тему несколько уроков, программа сложная, часов мало, мы должны успеть, уложиться”. Чувствуете сходство? Как на уроке в школе. Главное, программу выдать. Заученную лет тридцать назад. А теперь скажите, разве можно ТАК про Пушкина? Я лично уверена, что нельзя.
Возвращаюсь к нашей экскурсии. Пока наша экскурсовод водила вторую часть группы по музею, а она потратила на это минут 40, у нас появилась возможность погрузиться в эпоху. Благо, погода соответствовала — туман, низкие облака, временами легкая морось, желто-зелено-коричневая листва и такая же трава. Много воды сверху, снизу и в водоемах. Красиво! И тут я представила, что Пушкин не имел возможности уехать, сменить обстановку, развеяться. Он был вынужден находиться в этой обстановке постоянно, не зная даже, когда завершится его ссылка, общаясь не более чем с десятком людей… И такая тоска безысходная охватила! Да уж, пушкинские места действительно приближают к пониманию его гениальности. Парк в Тригорском красивый, много деревьев сохранилось еще с тех времен, два века уже живут. Дорожки, полянки, аллеи. Видели скамью Онегина. И бесконечное “Не наступайте на газон, ходите по дорожкам. По траве ходить нельзя, на скамейки садиться нельзя, деревья трогать нельзя…” О том, что в Тригорском нельзя, мы узнали больше, чем о судьбе Пушкина.

Потом Михайловское, святая святых. Как же мне хотелось здесь побывать! Для экскурсии нас снова разделили на две группы. И мы снова попали к местному экскурсоводу. Молодая дама, очень приятная и явно влюбленная в свою работу. Вот уж чего у нее было в избытке, так это эмоций. Вся группа тут же окрестила ее Ариной Родионовной за напевность изложения: “А как речь-то говорит, словно реченька журчит”. Было интересно. Если абстрагироваться от того, что оригинального в этом доме, где провел два года жизни поэт, только бильярдный кий. Все остальное — новодел. Сам дом, например, перестраивали шесть раз, и сейчас он весьма далек от оригинала.

А вот сад… Это да. Здесь все дышит поэзией, музыкой, романтикой. Здесь растет тот самый дуб, который у Лукоморья, здесь до сих пор шумит аллея Керн, здесь стоит беседка, в которой отдыхали гости… В этом осеннем саду возникает ощущение, что сейчас между деревьями покажется Александр Сергеевич в своем неизменном цилиндре и с тростью… И да, здесь можно ходить по газонам!

Последний этап путешествия по пушкинским местам — Святогорский монастырь, в котором находится могила поэта. Описывать монастырь смысла нет — ничего особенно примечательного для посторонних здесь нет. По крайней мере, когда у вас минут 40 на все. Но ощущения сильные. Когда стоишь на лестнице, по которой тело Пушкина несли в церковь, когда видишь эту церковь, в которой его отпевали, когда стоишь у могилы. Экскурсовод была немногословна: показала левый (южный) придел храма, где в ночь перед погребением стоял гроб с телом поэта, показала могилу и дала свободное время. Я была ей за это благодарна. Здесь не хотелось чужих слов, хотелось собственных чувств и своего отношения к этому месту. Мы постояли у могилы, прошли по памятной лестнице, заглянули в церковь. Я думала, в том самом левом приделе есть хоть что-то, напоминающее о Пушкине. Но нет, ничего.

Вернулись во Псков в “растрепанных” чувствах. Поеду ли я сюда еще раз? Не знаю. Но если поеду, только с проверенным гидом. Или вообще без него.
Последнее, о чем я хочу рассказать, поездка в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Сюда я хотела не меньше, чем в Пушкинские горы. Пожалуй, даже больше. Что же в нем такого необычного? Расположен монастырь недалеко от Изборска, в той самой скально-холмистой местности. И находится он в глубоком овраге, закрытом от ветров и ненастья со всех сторон.

Свято-Успенский монастырь. Место тишины и покоя.
Свято-Успенский монастырь. Место тишины и покоя.

Существует он уже более 500 лет. А началась история монастыря с того, что один дровосек пошел рубить дрова и одно из деревьев вывернулось вместе с корнем, а под корнем открылся вход в пещеру, а над ним надпись “Богом зданные пещеры”. Через какое-то время сюда из Прибалтики пришел священник Иван с женой, бежавший от притеснений ливонцев. Он основал здесь монастырь. Под конец жизни священник и его жена приняли монашество. Когда супруга, которую в монашестве звали Вассой, умерла, Иоанн похоронил ее у входа в пещеру, но на утро гроб стоял на земле. И так несколько раз. Тогда монах в пещере выдолбил в стене углубление и поставил туда гроб, который остался на месте. Позднее рядом с Вассой похоронили Иоанна, а затем стали хоронить в Богом зданных пещерах монахов и насельников монастыря.

А монастырь разросся, стал богатым и известным. В свое время и ему приходилось быть крепостью — об этом напоминает мощная крепостная стена. Не раз происходили здесь чудеса, много в монастыре чудотворных икон. Но в первую очередь он знаменит своими священниками, монахами, братией. Многие из них описаны в книге “Несвятые святые” игуменом монастыря Тихоном. Книга приобрела известность, и паломничество в монастырь сильно увеличилось. Если честно, и мне очень захотелось взглянуть на эту обитель после прочтения книги.

Еще одна особенность монастыря — скальный храм — главный храм монастыря, Успенский. Вообще скальные храмы свойственны гористой местности, а для равнинной псковщины это явление уникальное.

Дом Пушкина в с. Михайловском.
Дом Пушкина в с. Михайловском.

Выглядит монастырь совсем не так, как представлялся. Я ждала чего-то строгого, сурового, аскетичного. А увидела нарядный, как пасхальное яичко, светлый, какой-то по-детски радостный монастырский двор, яркие купола храмов, разноцветные здания. Здесь все дышит покоем и уютом, хочется остаться надолго. Ощущение покоя исчезает лишь в Богом зданных пещерах. Хоронят в них и по сей день. Сейчас более десяти тысяч захоронений. Одна из особенностей — здесь нет запаха тления, тела сохраняются очень долго, благодаря особому микроклимату. Чтобы его сохранить, посещения пещер ограничены. Пещеры разделили на ближние и дальние. В ближних всего четыре захоронения, и доступ к ним имеют все посетители. А вот в дальние пещеры могут пройти лишь паломники по благословению игумена или во время больших праздников, когда в пещерах проходят богослужения.
Мне хватило и ближних пещер. Ощущение, как будто прикасаешься к чему-то потустороннему и очень тревожному, даже страшному, дрожь и в теле, и в душе… В общем, я это словами описать точно не смогу. Лучше приезжайте и почувствуйте сами.

Монастырь находится в городе Печоры, на самой границе с Эстонией. А потому телефоны переходят в режим международного роуминга, о чем оператор присылает сообщение. Или не присылает. Хорошо, экскурсовод предупредила: не пользоваться мобильной связью и интернетом — здесь все эстонское. Так что будьте бдительны!

Вот такое вот псковское турне. А напоследок несколько интересных особенностей Пскова.

Во Пскове очень долго ремонтируют дороги и коммунальные сети. Потому что после того, как выявляют проблему, к работе приступают археологи. И пока они на глубину несколько метров не просеют все через мелкое сито, дорожники вынуждены ждать.

В историческом центре Пскова запрещена застройка выше четырех этажей, а все современные здания должны быть стилизованы под прошлые века, чтобы не нарушать исторический облик.

В городе очень чисто. Прямо вот так: ОЧЕНЬ! Ни бумажек, ни пакетов, ничего! И на улицах, и во дворах, и на площадях… очень приятно!

Народный