Откройся особому миру

Откройся особому миру
Каково это, когда в семье появляется особенный ребенок, человек с ограниченными возможностями здоровья? Как принять свое дитя и сделать так, чтобы мир для него все-таки не стал ограниченным, а окружающие были терпимыми?

Дверь в просторный и светлый спортивный зал Дворца культуры открыта, когда здесь занимаются ребята из коррекционного класса первой школы. Закрыть ее — ограничить их пространство, а значит — заставить нервничать и лишь усилить желание выйти. Особенные дети: особенный мир, особенное ощущение окружающей действительности, особенные взаимоотношения. Нам не понять, но принять — в наших силах. Или нет?
— Мы все — одиночки, — как-то вскользь сказала 11-летняя Дарьяна Морозова, затем добавив, — в хорошем смысле слов. “Что она имела в виду?” — рассуждать на эту тему времени не было, пора репетировать. Каждый вторник и четверг вместе с такими же обычными девчонками Дарьяна приходит в спортивный зал на занятия по инклюзивным танцам. Здесь их с нетерпением ждут ребята из коррекционного класса. Ждут, потому что только вместе, сообща, из набора движений они смогут создать танец. Ведь инклюзивный танец предполагает, что вместе с людьми с ограниченными возможностями здоровья танцуют обычные люди, которые помогают своим партнерам.
— Год назад, когда в Озерном появились занятия инклюзивными танцами и мы стали частью Международного проекта Inclusive Dance, никто не знал, как дети воспримут эту идею, как будет складываться сотрудничество между ребятами с особенностями развития и их наставниками — обычными школьниками, — рассказывает руководитель студии народного танца “Злат венец”, на базе которого и проходят занятия инклюзивными танцами, Елена Тихонова. — Но уже сейчас я вижу, каких больших результатов мы добились, как раскрылись ребята из коррекционного класса: они стали более раскрепощенными, уверенными в себе, научились доверять окружающим.
Это сейчас калинка-малинка и кантри похожи на танец. В самом начале дети даже не понимали, как себя вести, как двигаться, а главное — что это общий, коллективный труд, а не индивидуальная работа, к которой они привыкли. Здесь нужно было учиться доверять, принимать друг друга. В том числе этому должны были научиться и подростки-наставники, ведь принимать ребенка с особенностями развития не так уж и просто.
— Им ничего не запретишь, не наругаешь, не поставишь по стойке смирно, не ограничишь их действия, а иначе — замкнутся, закроются и не впустят в свой мир, — поясняет Елена Владимировна. — Именно поэтому из многочисленных подростков, которые год назад пришли к нам, чтобы заниматься с ребятами из коррекционного класса, остались единицы — самые сильные и стойкие.
Но это не значит, что те, кто ушли, поступили плохо, нет. Они попробовали, но у них не получилось. Главное — у них было желание помочь ребятам, которые по каким-то причинам отличаются от них. Даже на это не каждый способен.
— Пашу часто дразнят ребята во дворе, я и сама это вижу, и он с обидой рассказывает, — делится мама воспитанника коррекционного класса Галина Степина. — Что тут поделаешь, каждому ведь не объяснишь ситуацию, не прочитаешь лекцию об уважении и толерантности.
Ни в одной семье не ждут, что у них появится ребенок с особенностями развития, не похожий на других. Не ждали и в семье Степиных. Уже подрастал первый сын.
— Приняла ли я ситуацию, осознала ли, что мой второй ребенок не такой, как все? — продолжает Галина. — Нет. У меня просто есть младший сын, которого я очень люблю.
Любит и делает все, чтобы его особенный мир был полноценным. А потому очень обрадовалась возможности посещать инклюзивные танцы. Она самый первый зритель на всех его выступлениях — за год ребята уже трижды выходили на сцену. Да и Пашка оказался очень талантливым, никто и не подозревал, что он любит танцевать, быть в центре внимания и получать заслуженные аплодисменты.
Мы и сами в этом убедились. В минувший четверг во Дворце культуры проходили открытые занятия в студиях и секциях, в том числе и у ребят, занимающихся инклюзивными танцами. И в процессе репетиции Паша подбежал к своему педагогу и стал что-то нашептывать. “Ну, пожалуйста, можно?” — с надеждой просил он. Оказалось, он очень хотел исполнить соло. Встать в центре зала и станцевать один, чтобы все смотрели только на него. И станцевал. И был самым счастливым ребенком на свете. Радовались за него и дети-наставники.
— Я всегда хотела, чтобы в моем ребенке развивались такие качества, как сострадание, милосердие и чуткость, — рассказывает Наталья Морозова, мама Дарьяны. — Чтобы она принимала людей такими, какие они есть, помогала им. И как же рада, что дочь не отказалась заниматься инклюзивными танцами и согласилась впустить в душу особенного ребенка.
Так что имела ввиду Дарьяна, когда говорила “мы все — одиночки”? Может то, что у каждого своя судьба, свой внутренний мир, и впустить в него другого человека, раскрыться и поделиться чувствами — большое счастье. Но не каждый его может испытать. И научить этому — великое дело родителей.
(фото автора)

Народный

Поделиться записью

Комментировать запись