Ради памяти, ради жизни

Ради памяти, ради жизни

Это была очередная поездка в рамках проекта “Священная война”. Четыре воинских захоронения Бологовского района стали нашей целью. Мы — это ученики 7 класса второй школы во главе с Татьяной Павловной Куликовой и представители средств массовой информации ЗАТО Озерный.

Широкое

805_Lykoschino6
Широкое. Воинское захоронение.

Через час после начала путешествия на обочине увидели указатель “Широкое”. Именно в этой деревне, по нашей информации, находилось воинское захоронение, где покоились солдаты, умершие от ран в госпитале, расположенном на территории санатория “Широкое”.
Поиски наши долгое время были безрезультатными. Трое-четверо местных жителей неопределенно указывали направление “там за дорогой”, “там, в лесу”, “да вы не доберетесь — грязь кругом”. Однако Татьяна Павловна упорно обходила усадьбу за усадьбой. И вот вернулась с пожилой энергичной женщиной. Надежда Арсентьевна сразу взяла инициативу в свои руки, четко объяснив водителю, куда ехать. А по дороге поведала нехитрую историю. В деревне она живет с рождения, здесь жили и ее родители, и старшая сестра, которая во время Великой Отечественной была подростком. И на ее детские плечи легла страшная обязанность — девочка на подводе ночью вывозила трупы солдат, умерших от ран, из госпиталя к месту захоронения. Туда, куда лежал наш путь. Больше двух километров, одна, в темноте провожала она бойцов в последний путь. “А тебе не страшно было? — спрашивала уже взрослую сестру маленькая Надежда. “Страшно, конечно, — слышала она в ответ. Может быть, именно поэтому так близко было ей место, где под кронами вековых елей покоились красноармейцы. “Раньше здесь несколько могил было, разбросанных по сторонам, — вспоминает Надежда Арсентьевна. — Здесь коровы вокруг могил ходили. Это потом все останки перенесли в одну могилу, облагородили все, памятник поставили. С тех пор мы за этим кладбищем и ухаживаем. Я как школьницей начала сюда ходить, так и на пенсии продолжаю. Раньше отдыхающих собирала, они помогали, сейчас дачников, но это летом. А вот ко Дню Победы тяжело приходится. В прежние годы мы сюда большой бригадой приходили, и работа спорилась — за полдня порядок наводили. А сейчас поумирали все, втроем-вчетвером ходим, да и силы не те. Видите, тут надгробие развалилось, тут памятник чинить нужно…” Признаки обветшания действительно налицо. И силами деревенских жителей тут явно не справиться, ремонт нужен серьезный. Потому и не скрывает боли Надежда Арсентьевна, потому и блестят слезинки в добрых и умных глазах: не может она спокойно смотреть, как рушится память, которую она хранила всю жизнь. Потому и бросила она все свои дела, несмотря на весеннюю страду, чтобы показать нам, а главное, школьникам, последний приют героев войны.
Этот визит мог не состояться. Добраться до могилы оказалось совсем непросто. Находится захоронение рядом со строящейся трассой М-11. Глина, песок, вода в канавах… А если откровенно, нас могли вообще не пустить на строящийся объект. Но узнав, с какой целью мы приехали в Широкое, строители сопроводили наш автобус, нашли удобное место для парковки, потом отправились вместе с нами, помогли пересечь залитые водой канавы и забраться на отвесные песчаные склоны. А потом, когда мы, перемазанные глиной и грязью, переполненные эмоциями, вернулись к автобусу, помогли отмыться.

Лыкошино

805_Lykoschino2
Зал Боевой славы в музее школы-интерната с. Лыкошино.

Следующим пунктом в нашем путеводителе было село Лыкошино, а точнее, краеведческий музей школы-интерната. Здесь в годы войны также находился военный госпиталь. Кроме того, Лыкошино — один из крупных железнодорожных узлов, неудивительно, что, как и Бологое, фашисты пытались стереть его с лица земли. Жертвами бомбардировок зачастую становились раненые, которых привозили санитарные эшелоны. Свой последний приют эти бойцы нашли в братской могиле на центральном кладбище Лыкошино.
Поселок не был оккупирован немцами, но война оставила глубокие рубцы на его истории. Потерянные люди, сломанные судьбы, искалеченные жизни — воспоминания о жестоких годах хранят те, кому довелось их пережить.

805_Lykoschino
Каску, изъеденную ржавчиной, ставшую почти кружевной, обнаружили на огороде местные жители спустя почти 70 лет после Победы. Земля как будто выталкивает историю на поверхность.

Именно от этих людей по крупицам получала информацию руководитель зала боевой славы краеведческого музея школы-интерната Татьяна Александровна Вакшина. На протяжении многих лет ищет она тех, кто погиб в Лыкошино, и публикует эту информацию в поисковых группах. Несколько россиян, благодаря ее усилиям, узнали о судьбе предков и даже побывали на могилах своих солдат. Обо всем этом с болью и гордостью рассказывает Татьяна Александровна, а со стен музейного зала строго смотрят солдаты, на полках лежат снаряды и осколки, детали орудий и старые каски, зачастую со следами пуль. Одну из них, изъеденную ржавчиной, ставшую почти кружевной, обнаружили на огороде местные жители спустя почти 70 лет после Победы. Земля как будто выталкивает историю на поверхность. А люди, неравнодушные, болеющие душой за родной край, такие как Татьяна Александровна, поднимают, собирают, ищут и доносят эхо военных голосов до потомков.

Заключье

805_Lykoschino3
Заключье. Незабытая могила павших бойцов.

Следующим пунктом было для нас братское захоронение в селе Заключье. Как туда добраться, мы знали лишь приблизительно, а где искать — не знали вообще. Но язык, как говорится, до Киева доведет, а потому понадеялись на помощь местных жителей. Каково же было наше удивление, когда добравшись до указателя “Заключье”, мы обнаружили, что жителей здесь нет. И домов нет. Избушка “на курьих ножках” на краю леса, ветхий замок “времен Очакова и покоренья Крыма”, какие-то подсобные строения, наполовину обвалившиеся, и ни одного человека… Честно говоря, стало жутковато. Особенно, когда Татьяна Павловна уверенно пошла по единственной дороге вглубь леса, а затем свернула на еле заметную тропинку под сенью огромных елей. Мы послушно шли следом, в голове крутились невеселые мысли: “Такая глушь! Какой увидим мы эту могилу, если найдем, конечно? Ведь тут на километры вокруг ни одного человека? Разрушилось все давно”. И вдруг мы увидели ее на вершине холма. К захоронению вела старая лестница, усыпанная хвоей. К немалому удивлению увидели мы следы незаконченного ремонта: в углу около ограды стопки тротуарной плитки, ухоженное, подготовленное к высадке цветов надгробие. И кусочек пасхального кулича у подножия гипсового солдата, склонившего голову над последним приютом своих товарищей. Кто пришел сюда по весенней распутице, чтобы поздравить погибших солдат с главным христианским праздником? Кто не пожалел времени и сил на то, чтобы отдать дань памяти павшим героям? Значит, кому-то это важно, и ни время, ни расстояния не властны над памятью!

Дубровка

805_Lykoschino4
Дубровка. Их имена неизвестны. Память о них — вечна.

Удивительной историей встретили нас сотрудники администрации села Березайка. На центральной аллее кладбища села Дубровка, что в Березайском сельском поселении, находится могила. На новой мраморной плите надпись: Голодный Федор Федорович, 1915-1941. Но могила эта появилась здесь недавно. В 41 году летчик Голодный был сбит в небе над Березайкой. Долгие годы его могилой был самолет, на котором он сражался за Родину. И лишь несколько лет назад, после обнаружения останков, Березайской администрацией было принято решение перезахоронить их на кладбище. “Погиб, защищая Родину в период Великой Отечественной войны” выбито на памятнике. Сюда к месту последнего пристанища летчика приходят жители Березайки, чтобы поклониться памяти героя. Говорят, он воевал в составе 6 воздушной армии, штаб которой располагался в годы войны в нашем Дворце культуры, но подтверждения этих сведений мы пока не нашли.
Совсем рядом, во дворе кладбищенской часовни стоит мраморный крест, а под ним — шесть бойцов, имена которых пока неизвестны. Их также обнаружили несколько лет назад, случайно. Грибники наткнулись на заросшие холмики в окрестностях Березайки. Вызвали поисковиков. Они и выяснили, что в могилах захоронены 5 рядовых и офицер. Раньше за ними ухаживали военнослужащие. А когда в 90-х танковую часть около Березайки расформировали, о скромных могилках все позабыли. Сейчас захоронение находится на попечении Березайской администрации. К сожалению, никаких сведений о погибших воинах обнаружить пока не удалось, но работа продолжается, письма и запросы летят в архивы, интернет-сообщества, поисковые группы. Возможно, когда-нибудь и эти неизвестные герои вернут свои имена.

И в заключение

Целый день колесили мы по хорошим и не очень дорогам Бологовского района, чтобы поклониться героям войны, возложить скромные цветы на могилы и собрать память, сохранить ее, донести.
Главное, что поняли мы, возвращаясь домой — не зря отдали жизни эти известные и неизвестные солдаты, не зря легли они в родную землю. Их подвиги не канули в лету, о них помнят и скорбят и сегодня. А еще мы убедились, как много хороших людей на нашей земле, и нет нигде в мире щедрее и добрее русской души. Это нам лишний раз доказали люди, не пожалевшие для нас времени, сил и душевного тепла. Богатством своего сердца они поделились с нами, а мы делимся с вами, дорогие читатели. И пусть эта цепочка не прервется. Ради памяти, ради жизни, ради будущего…
Светлана СТОЛБОВА.

Народный

Поделиться записью

Комментировать запись