Ты же выжил, солдат!

Ты же выжил, солдат!

Военные вдовы, матери, сестры… Какая из них не надеялась на чудо? Какая не ждала, несмотря на лежащие дома казенные конверты, извещающие о гибели мужа, сына, брата? Только не всем так повезло, как Марии Столбиковой. Из солдатской вдовы, получившей две похоронки, она в одночасье снова стала мужней женой.

801_Tihomirova
Дочь, внуки и правнуки Антона Ильича Столбикова помнят о своем герое.

Антон Столбиков вернулся в родную деревню в разгар деревенской страды 45-го года. И многие бабы, точно так же побежали бы навстречу уставшему солдату в запыленной гимнастерке. И упали бы к нему в ноги так же, как Мария. И обливали бы его сапоги своими жгучими слезами… А потом повели бы домой. Принесли колодезной водицы, умыли своего родненького. Подали ему чистый рушник. Накормили скудной крестьянской едой, которая неизвестно откуда взялась бы в холодной сиротской избе. Посадили бы в красный угол и любовались на него, и целовали бы, и пылинки сдували.
Только некогда было Антону Столбикову отдыхать. Работы в совхозе “Устье рек”, что в Юрьевецком районе Ивановской области, было хоть отбавляй. Не хватало крестьянских рук, сильного мужского плеча. Бедноту и разруху пережившие войну люди в расчет даже не брали. Знали — вместе все можно преодолеть! И трудились бывшие фронтовики до кровавых мозолей. За себя и за того парня, который сложил за Отчизну свою буйну головушку.
А вот об ужасах пережитого вернувшиеся солдаты никому не рассказывали. И в семье Столбиковых на эту тему тоже было наложено табу. Потому-то Александра Антоновна — дочь фронтовика — и решила заняться поиском самостоятельно. Где воевал отец? Какой путь прошел? На кого же были присланы те страшные похоронки, от которых вмиг поседела ее молодая мать? Почему батька не давал о себе знать почти два года? Почему вернулся домой лишь глубокой осенью 45-го?
А.А. Тихомирова вспоминает, как, придя из школы, зубрила немецкую грамматику, сидя под десятилинейной керосиновой лампой. И вдруг отец, отдыхавший после работы, сделал ей замечание, уточнив, как надо правильно произносить какое-то немецкое слово. Удивлению девчонки не было предела. Это с его-то одним классом образования? Попыталась пристать к отцу с расспросами, откуда знает язык? Но кроме того, что “воевал на Калининском фронте”, ничего не добилась.
Десятилетия спустя Александра Антоновна, уже проживая в Озерном, разыскала военный билет отца. Столбиков Антон Ильич значился стрелком 1115 стрелкового полка 332 стрелковой дивизии (Ивановской) с 25 августа 1941 года по 25 сентября 1943 года. Его боевой путь начался в родном Юрьевце. Затем были города Верхневолжья — Осташков, Андреаполь, Западная Двина — горнило Калининского фронта. Был город Велиж в Смоленской области.
А дальше был немецкий плен, после освобождения из которого солдат с автоматом в руках доказывал командирам и собратьям по оружию, что он — не предатель. Потому-то и не вернулся рядовой Столбиков в родную деревню, когда над Родиной взлетали майские победные салюты.
А сколько их было таких же простых русских солдат и офицеров, оказавшихся в гулкой мясорубке Великой Отечественной? Войны, стиравшей имена и звания. Войны, где человеческие жизни ежедневно взмывали в бездонную высь, как стаи белых лебедей. А те, кто выживали, словно воскресали из небытия. Как Антон Ильич Столбиков, военную историю которого мы узнали от его дочери, внуков и правнуков.
Диана ЕРМАКОВА.

Народный

Поделиться записью

Комментировать запись