Война прошла, раны в сердце остались

Война прошла, раны в сердце остались
На фото: Наталья вместе с дочками Ириной и Варварой часто пересматривают пожелтевшие фотографии, на которых — судьба родных людей, переживших страшные годы войны. Войны, искалечившей миллионы человеческих судеб.
Молодые и счастливые Наталья и Владимир собирались прожить вместе всю жизнь. Сыграли свадьбу, а 21 мая 1941 у них родился первенец. Но недолгим было счастье. Уже через месяц безмятежный уклад молодой семьи нарушила война. Она бесцеремонно ворвалась в их едва окрепший союз и навсегда разлучила любящие сердца…
Владимир Алмазов. К сожалению, совместных фото с молодой супругой не сохранилось.
Владимир Алмазов. К сожалению, совместных фото с молодой супругой не сохранилось.

История любви Натальи Александровой и Владимира Алмазова началась здесь, в поселке Выползово. Приезжий молодой парень, который был киномехаником и “крутил” кино для жителей, отличался от местных ребят. Воспитанный, галантный, образованный… Он сразу покорил сердце деревенской девчонки. Девчонки деревенской — Наталья родилась в Нарачино — но непростой, с характером, да и красавицы знатной. И так совпало, что зародилась в юных сердцах взаимная любовь.
Вот и свадьбу сыграли. А потом с бесконечным трепетом ждали появления первенца. Владимир окружал любимую женщину особой заботой и любовью. И 21 мая 1941 года Наталья подарила ему сына. Отец решил назвать крепыша Рудиком, но молодая жена долго противилась. “Не принято как-то было в деревнях давать такие необычные имена”, — рассказывает Наталья Рудольфовна Смирнова, внучка Натальи и Владимира. Ей было 22 года, когда бабушки не стало. Но тогда, в силу юного возраста, Наталья нечасто разговаривала с бабушкой о годах войны, не спрашивала деталей и подробностей. Впрочем, как и все, кто пережил ту страшную войну, ее бабушка не любила говорить о том времени. Но иногда все же делилась воспоминаниями.

— Они долго не могли дать имя ребенку — моему отцу, — добавляет Наталья Рудольфовна. — Но пришла война, а вместе с ней страх, отчаяние, тревога. Деда забрали на фронт… таким недолгим было их семейное счастье.

Наталья Тимофеевна до глубокой старости трудилась по хозяйству.
Наталья Тимофеевна до глубокой старости трудилась по хозяйству.

И тогда Наталья Алмазова, не раздумывая, вписала в свидетельство о рождении имя сына — Рудольф. Такова была воля мужа — любимого человека, которого она видела в последний раз. Разве могла она знать, что уже в октябре 41-го получит казенную бумажку на мужа с пометкой “Пропал без вести”. Нет. А потому свято верила, что совсем скоро взглянет в родные глаза своего галантного киномеханика, и они вместе будут воспитывать сына Рудика.
А пока приходилось поднимать сына через лишения, голод, страх, ужасы войны одной. Молодая мать, чтобы прокормить ребенка, бралась за любую работу. В здании детского сада “Ладушка” в годы войны была столовая для летчиков. Там Наталья и убирала, и готовила. Что оставалось из еды, забирала домой. И так уж складывались обстоятельства, что на время работы ей приходилось оставлять малыша одного. Надеялась, что спит, а не надрывается от плача. Сердце сжималось, но выбора не было.
— Однажды в двухэтажном здании 1 школы у летчиков был сбор офицеров и командиров близлежащих воинских частей, бабушка была там, дежурила, — рассказывает Наталья Рудольфовна. — И началась страшная бомбежка. Кажется, именно тогда в госпитале погибло много солдат и офицеров. Бабушку не отпустили к сыну…

Наталья Смирнова вместе с бабушкой.
Наталья Смирнова вместе с бабушкой.

Как только перестали бомбить, она помчалась к ребенку. В ужасе молодая мать смотрела на люльку, стоящую у окна, в которой лежал сын. Малыш был усыпан осколками оконного стекла. Спал. Уже устал кричать.
Где-то в это же время Наталья узнала, что ее муж находится совсем недалеко — на станции Дно Псковской области. Жена, не раздумывая, собралась на встречу с любимым. Отец не пустил. Строго-настрого запретил, сын ведь растет, а там бомбят постоянно. Дочь не посмела ослушаться. Можно только представить, как разрывалось сердце у молодой женщины. Как отчаянно она хотела повидаться с любимым, но проклятая война разлучила. Навсегда. Чуть позже она получила похоронку.

— Даже когда пришла похоронка, бабушка еще долгие годы верила, надеялась и ждала, ведь были случаи — возвращались, — вспоминает рассказы бабушки Наталья Рудольфовна. — И только одному Богу известно, каково это — испытывать постоянные чувства отчаяния и тревоги, терзать сердце воспоминаниями и неугасающей надеждой, но продолжать жить, поднимать сына.

Наталья Алмазова - родная сестра Героя СССР Николая Александрова. В этой семье не понаслышке знают о тяготах военного времени.
Наталья Алмазова — родная сестра Героя СССР Николая Александрова. В этой семье не понаслышке знают о тяготах военного времени.

Во время войны умерла и мать Натальи. Меньше чем за год жизнь, которая, казалось бы, только начиналась, была разрушена. Война искалечила женскую судьбу, оставила на сердце глубокие незаживающие раны. Одна надежда — подрастающий сын. В два-три года он уже сам из дома прибегал к маме на работу, там хоть покушать можно было что-то. Безотцовщина, как и десятки, сотни, тысячи таких же ребятишек.

— У бабушки был жесткий и твердый характер, отец рос в строгости, помогать по хозяйству стал рано, — добавляет Наталья Рудольфовна. — Помню, он мне рассказывал, как совсем еще маленьким мальчиком собирал на полях остатки ржи. Босой он шел по скошенной колкой стерне вслед за быком, от боли слезы катились по щекам, но делать было нечего. Наверное, так закалялся его характер.
Война закончилась, а раны на сердце остались. Замуж Наталья Тимофеевна Алмазова так и не вышла. Дом, хозяйство, воспитание сына — все сама.

— Суровая и строгая — она никогда не баловала нас — внуков, но если нужна была помощь по хозяйству, всегда была рядом, — вспоминает Наталья Рудольфовна. — А 9 Мая был для нее особенным днем, она готовилась к нему — накрывала стол, собирала семью. Но редко делилась воспоминаниями.
Уже вместе с внуками Наталья Алмазова пыталась найти хоть какие-то данные о пропавшем без вести супруге, но тщетно. Ей было 80, когда она ушла из жизни. И все эти годы она вспоминала своего галантного киномеханика, который подарил ей самые счастливые дни жизни. Нет. На судьбу никогда не жаловалась, была стойкой и непоколебимой. Со всеми невзгодами справлялась сама. И лишь за несколько дней до смерти призналась внучке Наталье, что устала. Впервые в жизни. В жизни, которую не каждый смог бы прожить.
Фото предоставлены Натальей Смирновой

Народный

Поделиться записью

Комментировать запись