ГлавнаяВ Режицкой Краснознаменной

Защищая бологовское небо

Защищая бологовское небо
Нравится Нравится Tweet Pin it Share Email

Схватка в небе продолжалась не более десяти минут. Два фашистских истребителя “изматывали” наш ястребок. Сражались над лесом на высоте примерно 100 метров. Подбили…

По делам краеведческим и вообще для “сверки часов” изредка удается побывать у старожилов — аборигенов края. Таковых остаются буквально единицы. Их воспоминания особенно ценны.

На днях мне посчастливилось съездить в мою родную деревню Мартыново, что в восьми километрах от Рютина. Деревня расположена на двух горах, одна из них — Ленина гора, с нее далеко просматривается пространство в направлении станций Березайка и Бологое. В войну немцы жестоко бомбили всю железную дорогу, прорываясь от Валдая к Бологое. Долгое время наша авиация была малочисленна и слаба в техническом оснащении.

На Бологовщине для защиты ж. д. узла функционировали несколько действующих аэродромов (Выползово, Макарово, Градобитъ), а также дополнительно строились запасные аэродромы для фронтовой авиации (например, в районе Берицкого болота, до сих пор это место называется “аэродром”). За годы войны на этом охраняемом девушками объекте приземлился единственный самолет, но не наш, а заблудившийся немецкий штурмовик: при виде свастики на бортах фашиста девчата разбежались по болоту.

Наши летчики смело вступали в бой с опытными немецкими асами, сражались самоотверженно. Но зачастую силы были слишком неравны. Герои-защитники несли потери (к примеру, тот же Алексей Маресьев).
Только в рютинском крае известны два случая гибели самолетов в воздушных схватках с врагом. Бомбардировщик с тремя членами экипажа упал в Малое болото возле деревни Подмошье в июле 41-го. Спустя двадцать лет с того дня я разыскал место падения по кускам дюраля, валявшейся выхлопной трубе, большому масляному пятну, до сих пор не заросшему мхом, срезанным верхушкам болотного сосняка на траектории падения. Этот военный эпизод описан в подробностях в моей первой книге “Родники Припиросья” (1999 г.).

О другом случае 15 мая сего года рассказал мне житель деревни Мартыново Зверьков Сергей Николаевич (1927 года рождения), ставший очевидцем воздушного боя, который он вместе с соседкой (кстати, моей мамой) наблюдал с Лениной горы. Бой был хорошо виден, шел в одном километре от деревни. 1941 год, самое начало войны.

Схватка в небе продолжалась не более десяти минут. Два фашистских истребителя “изматывали” (слово самого очевидца) наш ястребок. Сражались над лесом на высоте примерно 100 метров. Подбили. Дальше все выглядело, как показывают в кино: густой шлейф черного дыма по наклонной падения с небольшой высоты. “Самолет однокрылый. Возможно, летчик был ранен, до момента падения оставался явно управляемым. Упал то ли на подходе к озерцу (озеро Глухое в Осовицах) в болото, то ли в само озеро. Исчез из видимости. Никакого взрыва, пламени пожара на месте падения не было”.

С.Н. Зверьков утверждает, что “никто не приезжал на место гибели “ни вскоре, ни после вплоть до настоящего времени. В болоте или в озерце самолет с погибшим летчиком должен находиться и по сей день”.

С очевидцем С.Н. Зверьковым я давно и близко знаком. Он мой сосед по родному дому. Уникальная личность. Таких в народе называют головастыми. Сейчас ему далеко за 80. Родился и вырос здесь: окончил Мартыновскую начальную школу, среднюю — в Лыкошине. Колхозник. Фронтовик. Стал крупным горным инженером. В годы строительства Норильска он — главный инженер металлургического комбината. Номенклатура ЦК КПСС. Ордена. Медали. Знаток истории и патриот родного края. Крепкая память до сих пор на все события жизни. Такому человеку можно и нужно доверять.

Настоятельно рекомендую поисковикам провести работу на месте гибели боевого самолета с летчиком на борту вплоть до установления имени отважного героя, защищавшего наше стратегически важное бологовское небо.

Николай Ласточкин, краевед

Народный